Безысходность
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
№33 (13.544) 15.09.2017
Ирина ЛИХИХ   

Рубрика: Нужна помощь

Именно это слово приходит на ум при знакомстве с Малафеевыми. Печаль вызывает не столько бедность и нужда этой семьи, а беспросветность жизни этих людей.

Каждая попытка найти выход из ситуации упирается в тупик, и ни один шанс на улучшение не находит своей реализации…

 

Малафеевых много. Восемь человек. Восемь человек живут в «двушке». В «двушке» обшарпанной и толком не устроенной, да и то не в своей. Квартиру оставил бывший глава большого семейства, муж Ольги Малафеевой, когда уходил. Ушел он, оставив четверых отпрысков, после того, как в 2003 супруга ослепла. Жилье оставить-то оставил, а документы не переоформил, претендовать же на раздел имущества женщина не может, так как брак был гражданским. Так и живут они тут на птичьих правах – не дай Бог, что случись, погонят их отсюда, и жаловаться некому будет.

Беспросветность. Помимо четверых взрослых уже детей, с Ольгой Васильевной живут трое внуков. Дети не знают вкуса бекона, и о мороженом им приходится только мечтать. Рацион в доме более, чем скромный: то макароны с луком, то суп из рыбьих голов (цельная рыба тут – непозволительная роскошь), а то и просто лепешки. Сахар делят на всех поровну, а мешок муки улетает в считанные дни. Ребята элементарно недополучают необходимые для нормального роста и развития питательные вещества, о витаминах и минералах речь вообще не идет. Разумеется, что у малышей ослабленный иммунитет, и они часто болеют, а лечить их опять же не на что. Вот на днях двухлетний Егорка снова подпростыл: у него насморк и кашель, но нужные сиропы и капельки ему не покупают – денег в семье попросту нет, молока бы купить, а тут - дорогостоящие медикаменты. А его родной сестре Настеньке уже 4 года, но о том, что существуют садики, девочка, видимо, и не догадывается, игрушек на своем коротком пока веку она тоже видела немного.

В общем, детки в беде. Можно, конечно, долго рассуждать на тему того, почему так вышло, и как такое допустили находящиеся рядом взрослые, но это ведь ничего не изменит. Малыши в любом случае ни в чем не виноваты! Не их вина, что мама училась в школе-интернате для ребят с ментальными отклонениями, что теперь она не может найти нормальную работу, что родила детей от разных отцов, первый из которых не платит алименты, а второй и вовсе не записал ребенка на себя. Что примерно такое же образование и видение мира имеют и все родственники, проживающие с ними под одной крышей. Тетя Насти и Егора кухработница в придорожном кафе, и платят ей там копейки, и то не всегда, 22-летний дядя подрабатывает грузчиком, так как на другую должность претендовать в силу отсутствия даже аттестата о среднем образовании не может.

Безнадежность. По сути, живет семья на пособие по инвалидности, получаемое слепой бабушкой. Ну и люди добрые помогают: то соседи еду принесут, то в православной церкви накормят. В долг Малафеевым давно никто не дает. С недавних пор им стали помогать и другие горожане, узнавшие об их несчастье из поста в социальных сетях, опубликованного неравнодушной жительницей Балхаша. В редакцию Ольга Васильевна тоже обратилась в надежде на поддержку земляков: нужны вещи для деток, особенно теплые, игрушки, продукты, в принципе, любые, но лучше крупы, макароны, сахар, в общем-то, что позволит не голодать долгое время…

Бесперспективность. Самое обидное, что снабжение провизией и одежкой не решит проблемы этой семьи в корне. Понятно, что, помимо удовлетворения насущных потребностей этих людей, необходимо каким-то образом помочь им почувствовать почву под ногами, чтобы в перспективе они могли хотя бы не просить еду. Не дело это, право, рассчитывать лишь на подаяния, особенно с малыми чадами на руках. Но как это сделать, как? Везде и всюду возникают какие-то препятствия и загвоздки, так или иначе мешающие Малафеевым обрести хотя бы шанс на качественно иное бытие.

В попытках добиться кардинальных изменений повела мамочку Насти и Егора, Лидию, в соцотдел. Сначала зашли в центр занятости. Из обозначенных в перечне свободных трудовых мест не требующими специального образования оказались только вакансии дворников.

- Дворником я работать не смогу, - потупив взор, промолвила Лида. И правда, не сможет, слишком уж она хрупкая  и тщедушная. Тогда, говорю, поставьте девушку на учет.

- Трудовая есть? Диплом? Прописка? Аттестат? - привычно затараторила специалист центра.

- Есть только удостоверение.

- А образование есть? Может, тогда обучение пройдете? Сейчас как раз набор идет, можно на парикмахера или на повара поучиться, всего три месяца, да еще и стипендию получать будете, - не унимается девушка. А я уже чуть на потолок не запрыгнула от радости, представив, что у девушки появится реальная перспектива обучиться и найти достойную работу.

- Нет у меня аттестата, я пять классов всего отучилась, потом учителя отказались меня учить…

- Но для курсов нужен хотя бы аттестат, по-другому не получится. А трудоустроиться можно только с согласия работодателя, если кто-нибудь возьмет без аттестата.

Устраиваться девушка как-то пробовала. Зашла в кафе, где нужны были мойщицы посуды. Там ей сказали сделать медицинскую карту, но у Лиды нет и тех нескольких тысяч, которые требуются на прохождение обследования. На этом попытки и закончились. А еще ей не с кем оставить детей: слепая мама не справится, а для оформления в сад детей нужно где-то прописать. Координат хозяина квартиры, в которой живет семья, нет, а больше прописаться негде. В общем, ни работать, ни учиться у Лидии пока не получится. Ну, думаю, может, хоть кто из сестер или брат Лиды отучится, сейчас ведь и курсы водителей для безработных организованы. «Брат не сможет водителем работать, - тихо шепчет Лида, - у него приступы случаются». Все. Приехали. Станция конечная. С работой все как-то не ладится.

Но врагу не сдается наш гордый варяг, тем более, что еще один вид государственной поддержки – адресная помощь, она назначается тем, чей доход ниже прожиточного минимума. Сумма пособия складывается из разницы прожиточного минимума из расчета на каждого члена семьи и суммарного дохода, получаемого совместно проживающими родственниками. Бабушка семейства точно не имеет такую пенсию, которая покрыла бы прожиточный минимум на всех восьмерых Малафеевых, так что, казалось бы, дело верное. Но все опять упирается в какие-то досадные мелочи, которые в то же время крайне сложно устранить.

Так, перед назначением пособия высчитываются все получаемые семьей средства из всех имеющихся источников. В том числе и потенциальных, то есть перед подачей заявления на получение адресной помощи Лидии, во-первых, нужно потребовать алименты с отца дочери, а во-вторых, опять-таки прописать детей. И для получения пособия как матери-одиночке – то же самое. Без шансов, без вариантов...

Желающие оказать помощь семье Малафеевых могут  звонить по номеру: 87784714275.


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поделиться страницей:
Баннер
Баннер