Десять добрых лет
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
№16 (13.527) 28.04.2017
Малик Хальфутдинов   

Рубрика: К 85-летию газеты «Балхашский рабочий»

Мой журналистский стаж гораздо больше вынесенной в заголовок цифры, но именно годы работы в «Балхашском рабочем» стали для меня самыми запоминающимися и в какой-то мере определившими судьбу автора этих строк уже вне журналистики.

Так сложилось, что сам город Балхаш я увидел первый раз на 51-м году жизни, а уже в следующем предстал перед глазами Валентины Федоровны Шмелевой, в ту пору редактора газеты, когда предложил ей свои услуги в качестве корреспондента. Она устроила мне небольшой экзамен, послав к заведующей отделением реанимации городской больницы Татьяне Ирленовне Цой. Материал был готов уже через день, а Валентина Федоровна, ознакомившись с ним, хитро улыбнулась: - Малик Салимжанович, уже после первой встречи с Вами я твердо решила – быть Вам в «Балхашском рабочем!»

Вот таким образом 15 апреля 2003 года я занял уютный кабинет на втором этаже здания акимата города, что пришлось мне явно по душе хотя бы по причине наличия кондиционера, не говоря уже о других условиях для  нормальной работы. Ведь мне, как заядлому курильщику, теперь не приходилось бегать на улицу для перекуров: включи «кондер» и дыми себе в удовольствие, не доставляя хлопот другим сотрудникам. А они, должен вам сказать, были личностями – Василий Зыбин, Ляззат Смагулова, Елена Леонова, Марина Самойлова, Алена Гриднева, Людмила Ростинская, Вера Торопчина, Виктор Экк и, наконец, Валентина Шмелева. И сегодня, накануне славного юбилея газеты, должен вам признаться как на духу – мне, как ценителю женской красоты, повезло как никому другому – оказаться бок о бок с настоящими красавицами и умницами в одном лице. Все они, имею в виду женщин, по сей день остаются такими же, как и 14 лет назад, за одним печальным исключением – не стало Людмилы Васильевны Ростинской…

А потом я очень быстро перезнакомился и с бывшими сотрудниками «Балхашского рабочего» - Раисой Талыбовой-Ластовка, Анатолием Сторожуком, Людмилой Останиной, Анатолием Иночкиным, Константином Изотовым, Береке Шаловой, Людмилой Сенотрусовой, Еленой Драчевой, Тамарой Григорьевой. А далее, уже много лет спустя, в Алматы мне улыбнулась редкая удача поближе узнать поистине легендарного человека – Надежду Емельяновну Серову, редактора нашей газеты на рубеже 80-90 годов, когда тираж газеты переваливал за 20 тысяч. С кем-то дружу по сей день, хотя живу в семистах километрах от Балхаша, с другими общение ограничивается стандартными «здравствуй» и «до свидания» без особой теплоты. Ведь мы, журналисты, люди амбициозные, иногда сверх всякой меры, самолюбивые без всяких на то оснований, что и привносило холодок в наши отношения. Но это дела давно минувших дней, а скоро я буду очень рад увидеть своих коллег по перу на скромном торжестве в честь юбилея своей родной газеты.

Очень быстро определился и круг моих обязанностей, причем произошло это само собой. Непоседа по натуре, я тяготился долгим пребыванием в стенах редакции и потому с большим удовольствием мчался туда, где что-то происходит – будь то криминальные разборки, чрезвычайное происшествие, спортивный турнир, соседские свары с мордобитием и многое другое, что интересно читателю. Понятно, что и мои коллеги не сторонились этих тем, но все же их больше привлекали тусовки в акимате, где можно на других посмотреть и себя показать.

Скажем, Василия Игнатьевича Зыбина, специализировавшегося на промышленности, транспорте и коммуналке, ни пряниками, ни кнутом нельзя было заставить заниматься социалкой, но зато в своей сфере был неподражаем и незаменим. Его глубокие аналитические материалы старожилы помнят до сих пор, а сам он тихо и незаметно в полном одиночестве доживает свой век в квартире в доме №18 по улице Агыбая батыра, между прочим, первой многоэтажке города Балхаша, сданной в эксплуатацию в 1938 году… До сих пор помню в деталях один по-своему забавный эпизод, приключившийся с ним то ли в 2007, то ли в 2008 году. На город обрушился такой мощный залп сернистого газа, что Балхаш буквально вымер – все, истекая соплями и слезами, попрятались по норам и оттуда атаковали нас телефонными звонками с одним единственным вопросом: что происходит? Мы отбивались, как могли, обещая разобраться и, наконец, разобрались, но самым непредсказуемым образом. Василий Игнатьевич дозвонился до крупного чина на комбинате, ведающего вопросами охраны окружающей среды, и спросил его в лоб:

- Что же Вы делаете, ведь весь город задушили?..

Я стоял рядышком и явственно слышал, как на другом конце провода чин буквально рявкнул:

- Душили и душить будем!

Игнатьич отлип от трубки, ошарашенно глянул на меня и еле слышно вымолвил:

- Ну, не мерзавец ли?!

Я, давясь смехом, вылетел в коридор и, отсмеявшись, вернулся на свое место, а бедный Василий Зыбин еще минут десять приходил в себя, осмысливая произошедшее. Хорошо зная своего старшего товарища, я понял, что так просто он не сдастся. И как в воду глядел – уже в ближайшем номере увидела свет разгромная статья, где автор не пожалел ни руководство комбината, ни власти города.

Должен сказать еще и следующее – несмотря на свой задиристый, непокорный характер, наша газета была и остается самой доброй газетой города. Трудно, вернее, невозможно пересчитать тех, кому мы оказали реальную помощь. Мы вытаскивали бедолаг из сырых подвалов уже в полуживом состоянии, определяли их в больницы, организовывали сбор средств, а то и просто вещей, направляли их в дома престарелых и инвалидов, а детей – в Дом ребенка «Шапагат», что дислоцируется в Караганды. Саша Трубин, Григорий Логинов, Артур Васинович, Герман Мясников – вот только несколько героев моих публикаций, которых я буквально спас от неминуемой, казалось бы, гибели. Иной раз мы брали на себя и вовсе не свойственные нам функции. Помню, обратился к нам один пожилой уже, очень деликатный дядечка-пенсионер. У него возникли вопросы по поводу размера начисленной ему пенсии, и он, наслышанный о том, что в редакции «Балхашского рабочего» трудятся неравнодушные люди, притопал прямиком к нам. За дело основательно, как она все исполняла, взялась Нина Михайловна Шубина. А добиться перерасчета пенсии – это очень непросто, учитывая неповоротливость нашей бюрократической машины. Но случилсь чудо – Нина Михайловна цели достигла, пенсию пересчитали, чем доставили несказанную радость дядечке. Добрая душа, он еще не раз приходил в редакцию со скромным угощением и сердечными словами искренней благодарности.

А вот пример другого порядка. Как-то к нам пришло письмо из поселка Конырат, где автор рассказал грустную историю своей семьи, в которой произошла страшная трагедия – при разборе брошенной многоэтажки погиб сын, на тот момент единственный кормилец. По итогам расследования был вынесен вердикт, что в случившемся виноват сам  погибший, а в таких случаях никакой денежной компенсации семья не получает, полагается лишь разовая помощь при похоронах. Тупиковая, казалось бы, ситуация, поэтому я выбрал единственно возможный вариант – напрямую обратился к своему доброму товарищу, на тот момент председателю профкома ПО «Балхашцветмет» Григорию Евгеньевичу Ахримене. Прошло изрядно времени, но ни слуху, ни духу ни из Конырата, ни от Г.Ахримени… Пришлось вновь  тревожить его, и ответ меня поверг буквально в шок – оказывается, корпорация «Казахмыс» провела новое расследование, полностью признала свою вину и выплатила семье компенсацию в размере около полутора миллионов тогдашних полновесных тенге! Донельзя обозленный, я помчался в Конырат, нашел автора письма, чтобы посмотреть ему в глаза… К тому времени семья выкарабкалась из нищеты, а сам глава пристроился помощником имама в поселковую мечеть, видимо, сеять доброе и вечное в душах прихожан… А вот у самого не хватило ни ума, ни сердца хотя бы позвонить в редакцию и сообщить, что ситуация благополучно разрешилась.

Понятно, что решение проблем наших читателей занимало много сил и времени, но мы сознательно не оставляли без внимания сигналы балхашцев, помня о том, что их обращения в какой бы то ни было форме – это неиссякаемый источник интереснейших тем для наших публикаций. Вот и неслись мы в разные концы города выручать не только людей, но и братьев наших меньших.

Да, бывало и такое, когда не сразу определишь, кто в большей беде – человек или зверь. Как-то по звонку приехали на 21 квартал, где на площадке застали двух до смерти напуганных полуодетых женщин, как потом выяснилось, мать и дочь. Заикаясь, они поведали нам, что в квартире змея, и, конечно же, огромных размеров и несомненно ядовитая… После долгих поисков мы, то есть автор этих строк и редакционный водитель Виктор Экк под диваном и обнаружили виновника переполоха – совершенно безобидного степного удавчика – полоза размером примерно с полметра. Не особо заморачивась тем, как змееныш оказался в квартире на первом этаже, отвезли удавчика в район молокозавода и отпустили на волю, совсем не догадываясь, что это еще не последний сюрприз долгого летнего дня. Уже после семнадцати часов снова интригующий звонок – на северной окраине 17-го квартала за трассой тонет лошадь. Но прежде чем выдвигаться на место происшествия, пришлось ехать за подмогой в отдел по ЧС. Нам в помощь отрядили двух молодцов с необходимым снаряжением, и через считанные минуты мы глянули в глаза несчастной животины. Полутонная лошадь завязла в трясине до середины туловища, и нам стоило немалых трудов опоясать ее прочными ремнями, а концы закрепить к фаркопу редакционного «Мерседеса». Очень медленно, по сантиметру, подтянули ее к краю ямы, и умное животное, почуяв под копытами земную твердь, само из последних сил рвануло наверх.

Эпилог

Я свободен! Режим наибольшего благоприятствования – термин, скорее, экономический, чем журналистский, но именно такие условия были предоставлены мне в «Балхашском рабочем». Я был свободен во всем: будь то распорядок рабочего дня или выбор тем для материалов, лишь бы они были интересны и предельно точны в изложении фактов. Впрочем, я вовсе не хочу сказать, что мои коллеги были ограничены в своих поступках и делах. Но у них был другой стиль работы, я же всегда предпочитал быть репортером и действовал по принципу «пришел, увидел, написал».

И еще один аспект, в огромной степени помогавший мне – это знание казахского языка. Представителям титульной нации очень нравилось обращение к ним на их родном языке, и они готовы были дать мне любую интересовавшую меня информацию и даже сотрудничать с нами в рекламных делах. Скажу еще точнее: руководители организаций и предприятий щедро платили нам за размещение на страницах газеты имиджевых материалов. Ведь частная газета тем и отличается от акиматовской, что она отлучена от госзаказа, вот и работали мы по принципу: как потопаешь – так и полопаешь. И мы топали, жили вопреки жесточайшему прессингу, когда нас лишали (и лишают!) доступа к информации, без чего газета не может существовать.

Прошли и через суды разных инстанций – от городского до областного экономического; на нас навешивали ярлыки – дескать, «Балхашский рабочий» - это и оппозиционная, и «желтая» одновременно газета. Но ни того, ни другого не было и в помине, просто у нас было свое лицо, что многим не нравилось. А вот читатели придерживались совсем другого мнения, что нас  не могло не радовать.

Не хотелось бы накануне юбилея нашей газеты говорить о грустном, ведь в жизни коллектива с работой всегда соседствует отдых, чему мы уделяли много внимания. Надо отдать должное Валентине Шмелевой, именно она выступала закоперщиком наших вылазок в Бектау-ата, на катере на Зеленый остров, а то и просто поездок в обеденное время на шашлыки в придорожное кафе «Лезгинка». Весело, шумно, с размахом, с песнями и танцами отмечали дни рождения в стенах редакции, Новый год неизменно в кафе «Улыбка», не возбранялось приводить на наши дружеские посиделки друзей, подруг, членов семьи. В наш коллектив легко и непринужденно вливались новые люди, именно я способствовал тому, что в редакцию пришла Оксана Живицкая, замечательный друг и очень талантливая журналистка. Мне грустно от того, что она в силу разных причин рассталась с газетой, но радует что эстафетную палочку приняли Анна Кожухина, Антонина Шарова и Ирина Лихих. Неординарные личности, они к тому же мастерски владеют пером, чем доставляют мне искреннюю радость. Приятно видеть и других членов коллектива: бухгалтера Наталью Крутикову, верстальщиков Екатерину Бекк и Викторию Кабаеву. Во время нечастых визитов в Балхаш неизменно посещаю родную редакцию, где меня встречают с неподдельной теплотой, хотя я и расстался с коллективом без малого пять лет назад. Не избегаю, как трусишка, и коллег из «Пульса» и «Северного Прибалхашья». Да, мы были соперниками, у нас разные взгляды на многое, но это вовсе не значит, что нельзя просто дружить. Нагруженный газетами за истекшие два, а то и три месяца, уже дома, в Алматы, устраиваю себе праздник, неспешно изучая каждый номер от первой до последней полосы. И всякий раз меня радует, что они, эти славные девчата, сохраняют неповторимый дух «Балхашского рабочего».

У издания множество наград и званий, а Валентина Шмелева в 2012 году была признана лучшим редактором русскоязычной региональной газеты в масштабах всей республики. Газеты, которая, несмотря ни на что, остается брендом города так же, как наше озеро, танк на набережной, ансамбль «Ветерок», мемориал в честь балхашцев, сложивших головы в Великой Отечественной войне. Все перечисленное, да еще то, что осталось за кадром, это символы нашего славного города. Ну нельзя же, в конце концов, считать визитной карточкой Балхаша двух пучеглазых, губастых карасей, водруженных на пьедесталы у въезда на путепровод. Но всякий раз, когда я расстаюсь с Балхашом, меня утешает мысль, что пролетят два-три месяца, и я снова соберусь в дорогу, снова распахну двери редакции и меня встретят прекрасные лица и улыбки прелестных девчат, которых успел полюбить всей душой. А пока…

Цветите, юные! И здоровейте телом!

У вас другая жизнь, другой напев.

А я пойду один к неведомым пределам,

Душой бунтующей навеки присмирев.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поделиться страницей:
Баннер
Баннер