Ненужный тыловик?
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
№8 (13.467) 26.02.2016
Ирина ЛИХИХ   

Рубрика: Судьбы

Эта женщина замерзает в своей собственной квартире. Ей страшно ходить по полу своего жилья, застеленного шатким растрескавшимся  деревянным паркетом. В свои 87 лет пенсионерка вынуждена проситься к соседям помыться, потому что в ее ванной комнате для принятия гигиенических процедур нет никаких условий. Она является должником коммунальных служб и не может позволить себе купить необходимые лекарства. Она – это участница событий на Курской дуге, труженица тыла Нина Степановна Долгова.

- А ты не раздевайся, - встречает меня старушка, - у меня холодно. А вот тут осторожнее: видишь, какой пол – весь ходуном ходит, - идет мелкими шажками и держится за стены, чтоб не оступиться. – Ты знаешь, я тут уже два раза падала, руку ломала, потом в больнице лежала, а кости-то уже не заживают, старые.

В квартире действительно не жарко, я в пуховике не спарилась. Радиаторы комфортной для человеческого тела температуры – не выше 40 градусов по Цельсию, включены электрообогреватели. Оконные рамы продувают, болтаются и держатся, кажется, только на скотче, которым обклеены по краям. Вторую комнату Нина Степановна закрывает, чтоб не обогревать еще и ее. Но суммы в квитанциях за электроэнергию все равно выходят весьма значительные. В кухне холодно и с нагревательным теном. В ванной…Как бы сказать, чтоб было понятно тем, кто живет в человеческих условиях… Там не то, чтобы душ принять, даже просто находиться в домашней одежде долго невозможно. Последние 2 месяца Н.Долгова жила в доме у знакомых: спасибо, что приютили. В своей «ледяной избушке» она бы до весны вряд ли дожила…

- Ребята приходили, говорят, чтобы тепло было, надо трубы на пластику менять, - сокрушается пенсионерка, - посчитали, вместе с работой получается примерно сто тысяч тенге. Чтобы заменить окна потребуется не меньше 130 тысяч тенге. А где мне такие деньги взять?

Вместе с добавкой, начисляемой труженикам тыла, ветеран горторга ежемесячно получает около 40 тысяч тенге. А последние пару месяцев половину от этой и без того небольшой суммы отчисляют в пользу коммунальщиков. Последние подали на Н.Долгову, как на злостного неплательщика, в суд, и теперь долг за оказываемые услуги погашается автоматически. Так по воле злого рока фамилия нашей героини стала судьбоносной. Не думала она, что работая на благо Родины с 15 лет, в старости останется без средств к существованию. Шутка ли, в наше время выжить на 20 тысяч тенге? Одних лекарств Нине Степановне ежемесячно требуется на сумму свыше 15 тысяч. Это только самые необходимые, от давления. Еще у женщины глаукома, курс лечения обходится в 12 тысяч. Кроме того, женщина плохо слышит, но о слуховом аппарате даже не мечтает: 25 тысяч тенге – для ветерана слишком дорого даже, чтобы нормально общаться с окружающими.

Вдобавок ко всем вышеизложенным бедам, труженица тыла вынуждена терпеть и другие неудобства. Дом по Ленина, 80, где она живет, находится не в лучшем состоянии. Соседи утверждают, что раньше его на обслуживание не хотел брать ни один КСК, теперь ТОО «Балхашуниверсал» вроде «подобрал» проблемное строение. Однако состояние его пока все же оставляет желать лучшего. Подвал постоянно парит, а с весны по осень, после сезона «глубокой заморозки», он еще и распространяет самые неприятные запахи: система канализации здесь явно не в порядке.  На входе в подъезд Н.Долговой  - развалины выложенного в незапамятные времена крылечка, и если летом они просто не эстетично выглядят, то зимой, покрывшись наледью, несут реальную угрозу здоровью и даже жизни жильцов. Впрочем, гуляет Нина Степановна нечасто: ее квартира расположена на пятом этаже. Говорит, писала письма акиму, просила обменять свою «двушку» на однокомнатную квартиру на первом этаже в любом районе и без всякой доплаты, чтобы там было только тепло и комфортно. Ответа не последовало. Так и живет.

Спрашиваю, где же дети. Оказывается, уехали: двое в Германию, одна – в Российскую Федерацию. Без повода не звонят. Дочка, проживающая в России, сама нездорова и живет с мужем-инвалидом, помочь ничем не может,  сын тоже уже пенсионер и достаток имеет весьма скромный.

А еще хочется спросить, а где же люди? Неужели наша благодарность за мирное небо над головой ограничивается 3 – 4 тысячами надбавки к пенсии и досужими пафосными разговорами? Неужели те, кто пережил непростые военные годы и внес свой вклад в общую Победу, обеспечивая нужды фронта ударным трудом в тылу, не заслужили достойной и спокойной старости? Разве нельзя им хотя бы выборочно сделать скидку на оплату коммунальных услуг, помочь с заменой сантехники, ремонтом в квартире?

Я сейчас обращаюсь не к каким-то абстрактным добрым людям, а к вполне конкретным руководителям вполне конкретных ведомств и служб. Не уж-то для теплораспределяющего предприятия так сложно и дорого починить старушке сантехнику? Или энергоподающая организация сильно обеднеет, если пойдет навстречу ветерану? Думается, и подвал, и крылечко отремонтировать для КСК - не так уж затратно. Да и долги по коммуналке можно списать. Наверное, социальную помощь в виде выделения слухового аппарата тоже реально организовать…Просто надо, чтобы правильные люди дали правильные команды. Может, до 9 мая ЦУ из нужных уст все же поступит…

73 года назад, будучи еще совсем девчонкой, Нина Долгова рыла окопы на Курской дуге, пилила лес, убирала пшеницу с колхозных полей. В канун 71 годовщины Великой Победы Нина Долгова живет в холодной квартире с шатким полом на пятом этаже… У нас так бывает.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поделиться страницей:
Баннер
Баннер